Приговора без видеокамеры не будет

Новый способ дисциплинировать не только судей, адвокатов, прокуроров и подсудимых придумали в Минюсте. Там настаивают на том, чтобы ход судебного процесса записывался на камеру. Это, конечно, можно делать и сейчас, но только по желанию судьи. Если он не захочет, чтобы всё происходящее фиксировалось на видео, а потом приобщалось к протоколу заседания, то этого и не будет. Но может случиться и наоборот — судья не против, а видеокамеры просто нет. И денег на неё — тоже. Чтобы выровнять ситуацию, Правительство внесло в Госдуму целый пакет законопроектов об обязательной видеофиксации происходящего в зале суда и создания единого хранилища отснятых записей. Депутаты рассмотрят документы в марте.

Главное — просчитать суммы

Законопроектами предусматривается внесение поправок в Уголовно-процессуальный, Гражданский процессуальный, Арбитражный процессуальный кодексы и Кодекс административного судопроизводства. Например, в Уголовно-процессуальный кодекс предлагается внести следующую формулировку: «В протоколе судебного заседания делается отметка об обязательной видеозаписи судебного заседания. Если наряду с обязательной видеозаписью в ходе судебного заседания проводились фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъёмка допросов, об этом также делается отметка в протоколе судебного заседания. Материалы фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъёмки, а также обязательной видеозаписи судебного заседания прилагаются к материалам уголовного дела».

Сейчас оснащение залов судебных заседаний судов общей юрисдикции техническими средствами, позволяющими осуществлять аудио-, видеозапись, предусмотрено федеральной целевой программой «Развитие судебной системы в России на 2013—2020 годы», утверждённой в 2012 году и финансируемой из федерального бюджета. А потому вступление в силу изменений, предлагаемых законопроектом, должно случиться уже после завершения работы по оснащению залов судебных заседаний всеми необходимыми техническими средствами — в 2018—2019 годах. По предварительным оценкам, денег на это из федерального бюджета должно уйти не менее 1 миллиарда 965 миллионов рублей единовременно и 840 миллионов рублей ежегодно. А из региональных бюджетов — не менее 3 миллиарда 436 миллионов 650 тысяч рублей единовременно и 790 миллионов рублей ежегодно.

По данным Судебного департамента при Верховном суде РФ, сейчас в федеральных судах общей юрисдикции есть 12 809 залов судебных заседаний, из них оснащено системами видеозаписи 1780. А в федеральных арбитражных судах — 1087 залов судебных заседаний, из них оснащено 255. Теперь получается, что для реализации законопроекта, сверх расходов, предусмотренных Программой, потребуется 1 миллиард 599 миллионов рублей на дооснащение 10 660 залов судебных заседаний системами видеозаписи. На оснащение остальных 369 залов — 166 миллионов 50 тысяч рублей.

Это ещё не всё. Чтобы хранить весь отснятый материал, тоже нужны средства. Подсчитали, что на хранение видеозаписей в делах федеральных судов общей юрисдикции потребуется ежегодно 200 миллионов рублей, а в делах арбитражных судов — 30 миллионов рублей.

На создание федерального хранилища долгосрочного хранения видеозаписей с расчётным объёмом ежегодного хранения записей 17,5 Тбайт и для хранения в течение 10 лет потребуется примерно 200 миллионов рублей единовременно и ежегодно на техническое обслуживание — около 10 миллионов рублей. Денег стоит и техническая поддержка программно-технических средств видеозаписи для федеральных судов — это ещё 600 миллионов рублей каждый год.

Что не услышит прокурор — запишет камера

Получается, что теперь любая реплика запишется на камеру и ляжет в особое государственное хранилище видеопротоколов. В конечном счёте, накопится бесценный материал и для юристов, и историков. А вот всех желающих это вряд ли коснётся. Хотя обычным гражданам, конечно, было бы интересно посмотреть видеозапись какого-нибудь процесса, особенно по громкому делу. Здесь есть некоторые ограничения. Даже в открытых процессах нельзя выкладывать в Сеть абсолютно всё, что прозвучало в зале суда. Персональные данные, скажем, свидетелей лучше не раскрывать. Поэтому вопрос, надо ли выкладывать на общее обозрение видеопротоколы, и если надо, то какие и на каких условиях, ещё предстоит решить.

Об этом сказала «Парламентской газете» член Общественной палаты, профессор Факультета права НИУ Высшая школа экономики Лидия Михеева. Она попросила обратить внимание, что в законодательстве «давно объявлен тренд в сторону открытости судопроизводства», а гласность судопроизводства всегда была одним из базовых принципов нашей судебной системы. Отступление от этого принципа, по словам юриста, допускается только в тех случаях, когда необходимо сохранить конфиденциальную информацию о гражданах или гостайну. Во всех остальных случаях нет ничего дурного в открытости судебного процесса. «Такой способ фиксации многим участникам судопроизводства помогает в дальнейшем на разных стадиях обжалования решений суда», — уточнила Михеева.

Она также сказала, что оснащение видеокамерами фактически только судов общей юрисдикции связано с тем, что главная доказательная база формируется при рассмотрении споров первой инстанции. «Поэтому законопроект не касается, скажем, арбитража. Но, думаю, наша правовая система на достигнутом не остановится. И в будущем обязательность видеосъёмки может распространиться и на суды других инстанций», — подчеркнула Лидия Михеева.

Москва — в передовиках

Действительно, реализация закона позволит повысить гарантии вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора и обеспечить судебную защиту прав и законных интересов всех участников уголовного судопроизводства. Также рассуждают и в Мосгорсуде, где уже несколько лет ведутся записи судебных заседаний. Они предназначаются для решения конфликтных ситуаций, когда поступает жалоба относительно ведения процесса. При этом технически исключена возможность подделки. В начале каждого заседания секретарь суда включает запись, на ней отмечается дата и время, после чего видеозапись автоматически отправляется в цифровой архив и становится дубликатом судебного протокола. При этом участникам процесса и гражданам записи не предоставляются. Это сложно сделать технически и пока не предусмотрено законодательно, а значит, не прописано в процессуальных кодексах.

Комментируя нашему изданию законопроект кабмина, зампредседателя Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Александр Ремезков полностью согласился с Правительством. «Это так же, как с видеорегистраторами, которые зачастую лучше помогают понять причины и виновников ДТП. А камеры в залах судебных заседаний могут конкретнее обрисовать картину происходящего», — объяснил депутат. Единственное, подчеркнул Ремезков, о чём нужно всем помнить — это конфиденциальность: «То есть доступ к этой видеозаписи должен быть не у каждого, и надо устанавливать ограничения».

Парламентская газета, 11 марта 2016 года.



Besucherzahler male order brides russia
счетчик посещений
Яндекс.Метрика

Запросов к базе 3. Время запроса 0.0083 s. Время на php 0.0515 s. Генерация страницы 0.0599 s. Страница взята из cache.